Принципы эффективного управления по Макиавелли

Цитаты из произведения Никколо Макиавелли (1469-1527) “Государь” (1513)

  1. Чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу.
  2. У государя, унаследовавшего власть, меньше причин и меньше необходимости притеснять подданных, почему они и платят ему большей любовью, и если он не обнаруживает чрезмерных пороков, вызывающих ненависть, то закономерно пользуется благорасположением граждан.
  3. Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого.
  4. Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое — не может; из чего следует, что наносимую человеку обиду надо рассчитать так, чтобы не бояться мести.
  5. В чужой по обычаям и языку стране завоевателю следует сделаться главой и защитником более слабых соседей и постараться ослабить сильных, а кроме того, следить за тем, чтобы в страну как-нибудь не проник чужеземный правитель, не уступающий ему силой.
  6. В делах государства если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь мудрым правителям. то избавиться от него нетрудно, но если он запущен так, что всякому виден, то никакое снадобье уже не поможет.
  7. Войны нельзя избежать, можно лишь оттянуть ее — к выгоде противника.
  8. Поистине страсть к завоеваниям — дело естественное и обычное; и тех, кто учитывает при этом свои возможности, все одобряют или же никто не осудит; но достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеванию какой угодно ценой.
  9. Нельзя попустительствовать беспорядку ради того, чтобы избежать войны, ибо войны не избежать, а преимущество в войне утратишь.
  10. Горе тому, кто умножает чужое могущество, ибо оно добывается умением или силой, а оба эти достоинства не вызывают доверия у того, кому могущество достается.
  11. В действительности кто меньше полагался на милость судьбы, тот дольше удерживался у власти.
  12. Нрав людей непостоянен и если обратить их в свою веру легко, то удержать в ней трудно. Поэтому надо быть готовым к тому, чтобы, когда вера в народе иссякнет, заставить его поверить силой.
  13. Только тот, кто обладает истинной доблестью, при внезапном возвышении сумеет не упустить того, что фортуна сама вложила ему в руки, то есть сумеет, став государем, заложить те основания, которые другие закладывали до того, как достигнуть власти.
  14. Люди мстят либо из страха, либо из ненависти.
  15. Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше.
  16. Нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворить притязания знати, но можно — требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетенным.
  17. Государь не волен выбирать народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать, приближать или подвергать опале.
  18. Люди же таковы, что, видя добро со стороны тех, от кого ждали зла, особенно привязываются к благодетелям.
  19. Мудрому государю надлежит принять меры к тому, чтобы граждане всегда и при любых обстоятельствах имели потребность в государе и государстве, — только тогда он сможет положиться на их верность.
  20. Люди же по натуре своей таковы, что не меньше привязываются к тем, кому сделали добро сами, чем к тем, кто сделал добро им.
  21. В наемном войске опаснее нерадивость, в союзническом — доблесть.
  22. Лучше проиграть со своими, чем выиграть с чужими, ибо не истинна та победа, которая добыта чужим оружием.
  23. Военное искусство наделено такой силой, что позволяет не только удержать власть тому, кто рожден государем, но и достичь власти тому, кто родился простым смертным.
  24. Расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру.
  25. Раз в силу своей природы человек не может ни иметь одни добродетели, ни неуклонно им следовать, то благоразумному государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от остальных же — воздерживаться по мере сил, но не более.
  26. Вдумавшись, мы найдем немало такого, что на первый взгляд кажется нам добродетелью, а в действительности пагубно для государства, и наоборот: выглядит как порок, а на деле доставляет государю благополучие и безопасность.
  27. Хорошо иметь славу щедрого государя. Тем не менее тот, кто проявляет щедрость, чтобы быть щедрым, вредит самому себе.
  28. Ничто другое не истощает себя так, как щедрость: выказывая ее, одновременно теряешь саму возможность ее выказывать и либо впадаешь в бедность, возбуждающую презрение, либо, желая избежать бедности, разоряешь других, чем навлекаешь на себя ненависть.
  29. Больше мудрости в том, чтобы, слывя скупым, стяжать худую славу без ненависти, чем в том, чтобы, желая прослыть щедрым и оттого поневоле разоряя других, стяжать худую славу и ненависть разом.
  30. Государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствуют беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица.
  31. Любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбирать страх.
  32. Дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время.
  33. Люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно.
  34. Люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества.
  35. Любят государей по собственному усмотрению, а боятся — по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого.
  36. Государю нет необходимости обладать всеми добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими.
  37. Люди большей частью судят по виду, так как увидеть дано всем, а потрогать руками — немногим. Каждый знает, каков ты с виду, немногим известно, каков ты на самом деле, и эти последние не посмеют оспорить мнение большинства, за спиной которого стоит государство.
  38. Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. Этих качеств надо остерегаться как огня, стараясь, напротив, в каждом действии являть великодушие, бесстрашие, основательность и твердость.
  39. Благоустроенные государства и мудрые государи принимали все меры к тому, чтобы не ожесточать знать и быть угодными народу, ибо это принадлежит к числу важнейших забот тех, кто правит.
  40. Дела, неугодные подданным, государи должны возлагать на других, а угодные — исполнять сами.
  41. Если государь не может избежать ненависти у кого-либо из подданных, то он должен сначала попытаться не вызывать всеобщей ненависти. Если же это окажется невозможным, он должен приложить все старания к тому, чтобы не вызвать ненависть у тех, кто сильнее.
  42. Добрыми делами можно навлечь на себя ненависть точно так же, как и дурными.
  43. Разоружив подданных, ты оскорбишь их недоверием и проявишь тем самым трусость или подозрительность, а оба эти качества не прощаются государям.
  44. Мудрый государь и сам должен, когда позволяют обстоятельства, искусно создавать себе врагов, чтобы, одержав над ними верх, явиться в еще большем величии.
  45. Всегда гораздо легче приобрести дружбу тех, кто был доволен прежней властью и поэтому враждебно встретил нового государя, нежели сохранить дружбу тех, кто был недоволен прежней властью и поэтому содействовал перевороту.
  46. Ничто не может внушить к государю такого почтения, как военные предприятия и необычайные поступки.
  47. Когда кто-либо совершает что-либо значительное в гражданской жизни, дурное или хорошее, то его полезно награждать или карать таким образом, чтобы это помнилось как можно дольше.
  48. Самое главное для государя — постараться всеми своими поступками создать себе славу великого человека, наделенного умом выдающимся.
  49. В том и состоит мудрость, чтобы, взвесив все возможные неприятности, наименьшее зло почесть за благо.
  50. Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает.
  51. Благоразумный государь должен, отличив несколько мудрых людей, им одним предоставить право высказывать все, что они думают, но только о том, что ты сам спрашиваешь, и ни о чем больше; однако спрашивать надо обо всем и выслушивать ответы, решение же принимать самому и по своему усмотрению.
  52. Государь всегда должен советоваться с другими, но только когда он того желает, а не тогда того желают другие; и он должен осаживать всякого, кто вздумает, непрошеный, подавать ему советы.
  53. Государю, который сам не обладает мудростью, бесполезно давать благие советы, если только такой государь случайно не доверится мудрому советнику, который будет принимать за него все решения.
  54. Добрые советы, кто бы их не давал, родятся из мудрости государей, а не мудрость государей родится из добрых советов.
  55. Новый государь вызывает большее любопытство, чем наследный правитель, и если действия его исполнены доблести, они куда более захватывают и привлекают людей, чем древность рода.
  56. Только те способы защиты хороши, основательны и надежны, которые зависят от тебя самого и от твоей доблести.

Добавить комментарий